в "ТЕАТР"

РЕЦЕНЗИИ



Загадка рэстарана лёсу.

Незвычайнае дзейства адбылося ў вялікай зале сталічнага Дома літаратара. «Там, дзе зоркі кідаюць цені» — так называецца музычна-паэтычная кампазіцыя Тэатра літаратурнага перформансу «Литосфера» на вершы паэтэсы, члена Саюза пісьменнікаў Беларусі Анастасіі Кузьмічовай ды паэтаў Дзяніса Кандрацьева і Дзмітрыя Ермаловіча-Дашчынскага.
У пастаноўку рэжысёра Сяргея Шпілеўскага паводле сцэнарыя Віктара Танюкевіча, цэнтральная дэкарацыя якой — барная стойка (у ролі бармена — Юрый Анціпаў), гожа «ўпісаліся» песні ў сольным выкананні Альберта Скарахода і Нэлі Душчынскай (на музыку Альберта Скарахода і Алены Храбровай адпаведна). Дапоўнілі музычнае афармленне Анастасія Барысёнак (гітара) і Сцяпан Гуляеў (ударныя).
Вершаваная п’еса насычана моцнымі філасофскімі вобразамі: «бясконцае замкнёнае кола», «вуліца слёз», «скрыпічныя ключы ад раю», «рэстаран лёсу»… Ружа ў руках галоўнай гераіні (Ірына Фралова) — сімвал памяці пра страту. А «кантрастам» для радка А. Кузьмічовай «Вся жизнь души пародия…» могуць служыць словы Дзяніса Кандрацьева: «…Если существует время, // Должно существовать движенье // Из точек в будущем // Назад». «Как будто устав от придуманной драмы, // Несбывшимся судьбам не верю, но вторю…» — канстатуе бармен у фінале пастаноўкі.
А што, калі драма апынецца непрыдуманай? Мабыць, тады замовіць у рэстаране лёсу (дзе, паводле рэжысёрскай задумы, героі п’есы ў рэшце рэшт і знайшлі адно аднаго) тую самую «недаступную страву», пра якую спявае Нэлі Душчынская, стане цалкам магчыма?..
                                      Яна ЯВІЧ, «Лiтаратура i мастацва» (№ 49) 12 снежня 2014 г.
--------------------------------------------------


Премьера спектакля «Ночная переписка».

25.03.2016

Кому сегодня интересна драматургия? Немногим. С поэзией дело обстоит, примерно, также. Люди, чаще всего, читают прозу-беллетристику. Лёгкую и ненавязчивую, не требующую долгих размышлений и глубоко анализа. Произведения Достоевского и Толстого не вписываются в современный динамичный формат. Они большие по объёму текста, требуют определённого уровня образования и, самое главное, им нужно уделить много времени. Это – классическая литература для классического читателя, влюблённого и беззаветно преданного ей.

А если взять и соединить современную пьесу с нетривиальной поэзией, приправить их популярной инструментальной музыкой, разбавить лирическими песнями и заварить все эти ингредиенты на актуальной тематике с динамичным сюжетом? Что получиться? А получится что-то необычное, то, что притянет к себе интерес сегодняшней публики. Не верите? Подтверждение тому – музыкально-поэтическая пьеса «Ночная переписка» по произведениям Анастасии Кузьмичёвой и Дмитрия Юртаева с участием Николая Василевского, премьера которой состоялась 23 марта в уютном читальном зале Минской городской библиотеки №5 в рамках литературных встреч поэтического клуба «Парнас» Минского городского отделения Союза Писателей Беларуси. Возможность оценить плод совместной работы автора, режиссёра, сценариста и постановщика была у всех желающих.

В начале вечера заведующая библиотекой Алена Калейник представила главных действующих лиц, отметив, что они – не профессиональные актёры, а литераторы, которым не чужд творческий эксперимент и театральная сцена.

Анастасия Кузьмичёва – поэтесса, прозаик, художественный руководитель театрально-литературной мастерской «Литосфера», личность с глубокими творческими корнями. Её путь вобрал в себя активное участие в различных литературных объединениях, клубах и союзах. Она с успехом находит себя во многих амплуа: не только поэтессы и прозаика, но и корреспондента, драматурга, актрисы. Её творчество – источник вдохновения и для читателей, и для сценаристов, и для режиссёров. По произведениям Анастасии поставлен не один спектакль. Дмитрий Юртаев – неординарная личность. В сфере его интересов практически всё, что касается творчества. Фотография, дизайн, живопись, музыка, поэзия, проза, литературная критика, публицистика, издательская деятельность – вот неполный список того, чем Дмитрий живёт, чем занимается сегодня. Он пишет стихи и прозу для взрослых и детей, делится своим фототворчеством на площадках лучших галерей и музеев Беларуси, помогает другим талантам сделать первый шаг.

Николай Василевский – человек эксперимент. В жизни и творчестве он не приемлет обыденности. Автор книг, каждая из которых – вызов тривиальному способу познания этого мира. Человек, которому под силу взбаламутить застоявшуюся воду в литературной среде. Экспериментатор, ищущий новое, порой не до конца понятное для большей части публики, привыкшей к определённым классическим канонам, рамкам и правилам.

В создании спектакля неоценимую помощь оказал Гражданин Вселенной, Философ от искусства, Свободный художник, Поэт, драматург, сценарист, режиссер-постановщик Виктор Танюкевич. Без участия этого человека спектакль был бы совершенно другим, если бы вообще был. Нельзя не отметить и вклад, звукооператора Сергея Молоховского. Аудиосопровождение спектакля, сведение и мастеринг, все звуки, от первого до последнего – дело его рук и ушей. Конечно, стоит поблагодарить и работников библиотеки. Оформление, декорации, да и в целом создание всей атмосфера вечера – их неоценимая заслуга.

Пусть завидуют те, кто не пришёл 23 марта и не увидел её, тем, кто был в зале в этот вечер. Пусть вездесущие критики и строгие рецензенты ломают голову и перья. Они пропустили мероприятие, которое стоило посетить.

А что же сам спектакль, что представляет собой пьеса? Сюжет – короткая история одиночества девушки и, казалось бы, совсем не одушевлённых дерева и ветра. Все три героя одиноки по-своему, но в какой-то момент их судьбы пересекаются и возникают нешуточные чувства. Страсть, ревность, дружба, любовь, предательство. Всё как в жизни. А дальше… Тем, кому интересно, могут прочесть сам рассказ Анастасии Кузьмичёвой «Ночная переписка» или ждать следующего спектакля.

26 марта в программе "Культурная сфера" на радио «Столица» можно будет услышать больше подробностей о пьесе. В программе принимают участие заведующая Минской городской публичной библиотекой №5 Алена Калейник и Дмитрий Юртаев – один из постановщиков, сценаристов и участников пьесы.

Что касается самого вечера, то, не раскрывая всех секретов (зачем же всё пересказывать?), хочется отметить несколько моментов.
Первый. Практически все стулья библиотеки (а это больше полусотни) на несколько часов оказались в одном читальном зале, который обычно насчитывает чуть больше десятка мест. Аншлаг? А почему и нет? Переизбыток публики – показатель её интереса. Второй момент – вопрос из зала: «Почему так мало?», после спектакля. Как оказалось, зрители были недовольны тем, что выступление ограничено по времени. Понравилось первое вкусное блюдо, вкусившие его требовали добавки. Видимо, это было учтено заранее, так как все три героя вечера были подготовлены к такому повороту событий.

На второе были поданы сразу три блюда в виде сольных выступлений главных участников. Анастасия Кузьмичёва, Дмитрий Юртаев и Николай Василевский представили публике свои книги. Стихи и проза были оценены публикой не только аплодисментами, но и криками «Браво!». Ни одного гнилого помидора или чего похлеще из зала на сцену в этот вечер так и не прилетело. Что можно сказать в итоге? Не очень часто мероприятия такого формата случаются в творческой среде. Возможно, кто-то не согласиться с тем, что классическое представление автором своих произведений в виде простого чтения перед публикой уже, как говорят сегодня, «не катит». Но изменения современной жизни требует новых подходов и в этом направлении. Неизбалованный читатель или слушатель может и будет доволен простой книгой, но что касается молодёжи и искушённой публики – чтобы их заинтересовать, нужно не только быть талантливым и известным. Нужно уметь преподнести своё творчество. Пусть даже оно опирается на классические каноны, но его нужно подавать в современном, необычном виде. Так сказать, сделать из проверенных качественных продуктов новое блюдо, которое распробуют не только гурманы, но и простые люди. И, если рецепт будет удачным, попросят добавки.

Все авторы и участники музыкально-поэтической пьесы «Ночная переписка» выражают благодарность:
Минской городской публичной библиотеке №5, всем её сотрудникам и заведующей Алене Павловне Калейник;
Поэтическому клубу «Парнас» Минского городского отделения Союза писателей Беларуси и Михаилу Позднякову;
Гражданину Вселенной Виктору Танюкевичу;
Радиостанции «Столица»;
Огромное спасибо, авторы музыки, стихов, песен и их исполнители: Татьяна Тераевич, Михаил Тераевич, Francis Goya, Ennio Morricone, Michel Legrand, Giovanni Marradi, Dolly Parton; И, конечно, самая большая благодарность – прекрасной публике. Спасибо огромное всем, кто пришёл на спектакль.
                                            Дмитрий Юртаев
--------------------------------------------------
24.04.2016

Я ловлю себя на мысли - почему мне в один из дней захотелось вернуться к ранее просмотренной пьесе "Ночная переписка" в исполнении актёров театра "Литосфера" ? Мало я спектаклей повидал на своём веку в исполнении "крутых" артистов на сценах "крутых" театров? И всё-таки в указанной пьесе меня, большого любителя анализировать увиденное и услышанное, привлекло какое-то "нечто". Я смотрел пьесу так, как люблю рассматривать картины больших, настоящих художников: портреты, пейзажи, явления, батальные сцены, картины жизни простых людей, великих людей. И, глядя на отображённые кистью мастера, застывшие мгновения, пытаться развить, продолжить их силой своего воображения.
"Ночная переписка" интересна, по- моему, своей недосказанностью, в этом её изюминка. Авторы не разжёвывают зрителю смысл показанного, не преподносят некие выводы на блюдечке с голубой каёмкой. Пьеса представляет собой обыкновенную ( несмотря на приём аллегории) картину из нашей обыкновенной жизни. Девушка,( актриса Анастасия Кузьмичёва) погружённая в какие-то непростые размышления, садится на скамейку под раскидистым каштаном ( актёр Дмитрий Юртаев), не обращая внимания на холодный ветер ( его играет Николай Василевский). Девушка и Каштан начинают общение с помощью Ветра. А дальше? Дальше, думайте сами - решайте сами. Артисты очень образно, при минимуме текста рисуют картину, реальную в жизни любого индивидуума. Мы ведь нередко оказываемся в ситуации, когда нас не понимают, из-за чего хочется выть то тамбовским, то брянским волком. В такие моменты одно слово участи бывает много дороже увесистого золотого самородка. Кульминационный момент в пьесе, на мой взгляд, очень эффектен - негатив жизни принимает бесконечно малую величину, которой можно пренебречь, когда даёт знать о себе тот, кто нужен как воздух. И тогда мгновенно забывается всё окружающее, потому что "тот" маякнул, а, значит, ищет встречи.
И никто уже этого не изменит, даже ВЕТЕР в поле. Хотелось бы также отметить уверенную игру артистов, равномерный темп игры, убедительное создание образов, что непросто при минимуме декораций и костюмов.
Успехов и плодотворного развития "Литосферы" !
                                            Владимир Тулинов
--------------------------------------------------






Олег Мельников
Война собак и кошек
Абсурдистская драма по мотивам впечатлений после просмотра спектакля "Кошачьи страсти, собачьи напасти и лошадь, которая..."

Из разных концов сцены выходят Дмитрий и Николай.
Дмитрий: Я лучшая собака в мире.
Николай: Неправда, я лучшая кошка в мире.
Дмитрий: Сейчас год собаки. Поэтому я лучшая собака в мире. А ты жди года кошки.
Николай растерян и не знает, что сказать. Входит Анастасия.
Николай: Настя, меня обижают.
Анастасия: Хватит собачиться! Сейчас же миритесь!
Николай: Я не могу собачиться, я же лучшая в мире кошка!
Дмитрий: Нет, это я лучшая собака в мире!
Анастасия: Как вы мне надоели! А ну, к ноге! Опоздаем на премьеру!
Дмитрий: Я прав! Поэтому пойду справа.
Николай: Зато я лев! Поэтому пойду слева.
Все уходят.
Занавес.

--------------------------------------------------


Драматургия Виктора Танюкевича

Признаюсь честно: не приходилось мне до сих пор анализировать драматургию сюрреалиста. "А разве она поддаётся анализу", - иронично спросите вы... И будете правы: ПОНЯТНЫЙ СЮРРЕАЛИСТ - это оксюморон, подобный таким сочетаниям, как "горячий лёд" или "холодный жар". Я сразу для себя определила цель: не тщиться понять, а попытаться почувствовать, воспринять на одной волне с автором ЕГО мыслечувствование, то, что он нам предлагает в своих пьесах.
Живопись Виктора Феликсовича я ТАК и ощущала: "Непонятно, а трогает настолько, что отойти невозможно - вот тебе, консервативной традиционалистке, и сюрреалист со своими заморочками и тайнами!"
Зачем я стала читать его пьесы? Да просто знаю, что талантливый человек, как правило, талантлив не в чём-то одном, да и я не из тех упрямых традиционалистов, которые позиционируют себя как антоним авангардизму, знать не хотят ничего другого. До чтения текстов пьес я обновила свои знания о сюрреализме в живописи, в литературе, почитала о тех, кто может о себе сказать: "В сюрреализме мы были первыми!"

Трудно вам, ребята, существовать рядом с традиционным искусством! Традиционное всегда удобно, понятно и привычно с детства. А непонятное, непривычное в лучшем случае настораживает, а в худшем вызывает агрессивное неприятие.
Стилистическая особенность сюрреалистического произведения, по мнению исследователей, это одобрение природы инстинктов, "тотальная эротизация вселенной" с помощью сексуальных грёз...
Одна из основных черт сюрреалистического отражения мира - это любовь к парадоксам (замысел автора часто нуждается в расшифровке), использование интуиции, как творческого метода; жёсткие, шокирующие метафоры.
Часто использование бессознательного - через погружение в сон, транс, в болезненный бред; внешняя реальность рассматривается, как сфера чувственных знаков действительности высшего порядка, доступной лишь мистически-интуитивному постижению...
Давно замечено, что цель сюрреалиста - увидеть мир «чистым разумом» - глазами ребенка, душевнобольного, дикаря... дать выход энергии либидо...
Оригинальна форма (язык) сюрреалистического произведения : часто используется игра со словом, звуками, ассоциациями, грамматическими формами, оборотами речи ( изменение традиционного синтаксиса); сочетание литературного слова с жаргонной лексикой...

Общее мнение специалистов, анализирующих произведения сюрреализма: "провести анализ работ поэтов, художников, драматургов, работавших в данном стиле, практически невозможно, и неподготовленный зритель или читатель не сможет в полной мере понять смысл сюрреалистических полотен или произведений. Можно сказать, что произведения данного направления имеют ориентацию на создание идей и образов, а не самого предмета. Только человек, обладающий хорошим воображением и способностью широко мыслить, может погрузиться в мир творчества сюрреалистов и открыть для себя нечто новое и неизведанное".
Вот так!
Ну... На отсутствие воображения я не жалуюсь, а посему - вперёд, на сцену, в действо, которое нам организовал Виктор Танюкевич - поэт, художник, драматург.

Когда читаю пьесы (любые), думаю, в чём сложность рецензирования произведения драматургии или даже простого отзыва на него.
- В той самой двойственной природе пьесы. Она (пьеса) имеет две жизни: литературную и сценическую.
Причём драматург, работая над текстом пьесы, уже ВИДИТ её на сцене - в подробных ремарках отражая это ви?дение и представляя, как актёры будут отображать характеры. Игра разворачивается не в «безвоздушном пространстве»; она переплетена, как правило, с сюжетными линиями, построенными по законам традиционного театра, со своими завязками, развитием и развязками. Вопрос: кто, когда и как доминирует... В нашем случае (сюрреалистической пьесы) доминирует игра.
Все признаки сюрреалистического подхода в изображении мира - налицо и здесь - в пьесах В. Танюкевича.
Для постановки на сцене он использовал мотивы произведений Ричарда Якубовского "Лицедеи", Зухры Куранбаевой "Превратности жизни в откровениях женщины", сказки Роальда Даля "БДВ, или Большой и Добрый Великан"...
Пьеса "След рыбы, идущей за белым светом" представлена как сюрреалистический этюд. Есть пьесы, где персонажи остаются в границах жизненного правдоподобия. А есть такие, где мысли и чувства персонажей, внешние проявления их переживаний требуют ярко выраженной театральной формы. Сюда относятся образы романтические, фантастические, символические, сказочные. Это характерно и для образов указанных пьес.

Больше всего фантастических образов в сказке "Ночь превращений или Как мороженное спасло мир". Обратившись к произведению Роальда Даля, взятому за основу для этой пьесы, я поняла, насколько лучше этот - созданный для сцены - сюжет с учётом детского восприятия. Оставив сказочную фабулу и основные образы, Виктор Танюкевич убрал второстепенных персонажей, не важных для раскрытия замысла пьесы, а также многие ненужные (и даже вредные!) "страшилки" о людоедстве. Действие происходит на улице, действующих лиц немного. В беседе между Великаном Снодувом и девочкой Софи выясняется, что утро не наступит, поскольку злая королева страшных снов Сновильда остановила время.
Разумеется, эта сказочная ситуация должна разрешиться по закону справедливости! Так и происходит в результате сказочных превращений - Софи в Попугая, Сновильды в Розалинду и в мыльный пузырь, Страшилок в мороженое...Тут и сказочные образы Часов Земли, Пещеры Снов...заклинания звучат как детская считалочка.
Разумеется, добро побеждает зло, как и положено в фантастических ситуациях, предназначенных для восприятия детской психикой.
Форма интересна для детей: много "говорящей" окказиональной лексики, на которую зритель-ребёнок обычно хорошо реагирует (Снодув, Сладкодрём, Золотой Сладкосон, Страховей-кошмарик и др). Звучит простая эмоциональная речь персонажей, понятная детям. Речевые характеристики прекрасно отражают характеры сказочных героев. Подробные авторские ремарки способствуют усилению выразительности сказочного сюжета.
Своё резюме по поводу этой пьесы выразила бы коротко: "От души советую бабушкам и дедушкам сводить своих внуков на этот спектакль, когда он будет поставлен на сцене!"
А драматурга мне хочется поблагодарить за деликатность по отношению к ребёнку, его восприятию... За воспитательные моменты, отражающие борьбу ЗА добро ПРОТИВ зла.

А вот и сказка для взрослых: "След рыбы, идущей за белым светом".
Интересна история её создания. Вначале появилась картина. Вот как сам автор говорит об этом: "— Я обратился к произведениям Ницше, к духовной и философской литературе, стал открывать себя и окружающий мир заново. Коричневый период закончился, работы стали получаться красно-желтыми, жизнеутверждающими…
Одна из картин названа «След рыбы, идущей за белым светом». На ней красные мазки, проложенные широкой кистью, смыкаются кое-где в плотный рельеф, через который просвечивает солнечно-желтый цвет. В центре — очертания рыбы, устремленной к свету. Смысл картины можно скорее почувствовать подсознательно, чем пытаться объяснить".
Как выяснилось, это было только начало этой темы, она со временем превратилась в пьесу. Философская направленность пьесы раскручивается с помощью фантастического образа рыбы, в диалогах этой рыбы с человеком. Есть ещё один образ помимо Рыбы, участвующий в раскрытии темы: это образ яблока.
Нам известно, что яблоко с давних пор в мифологиях многих стран, в сказках и легендах использовалось как серьёзный и сложный символ. И здесь этот символ обыгрывается широко: Это и символ древа жизни; и символ любви, зачатия и рождения; и символ раздора, отравления, и символ познания...
Рассуждения о смысле жизни, о смерти, о вечности, об истине звучат из уст персонажей пьесы и через действие: говорящая рыба и рождение (ею же) взрослых людей, и появление мальчика, который оказывается космонавтом в детстве. Читая пьесу, я не могла избавиться от ассоциаций с "Солярисом" Станислава Лема: действие тоже разворачивается на космическом корабле, и "странности" происходят не менее интересные. Но на этом, правда, ассоциативность и заканчивается Я, как филолог, посоветовала бы автору усилить различия в речевых характеристиках персонажей, чтоб сделать их образы более выпуклыми. И ещё, мне кажется, длинные монологи Сергея и Юлии надо бы разделить какими-то действиями.
А в целом интересно и сюрреалистично! Я бы посмотрела эту пьесу на сцене.

С интересом и удовольствием прочитала пьесу "Дом свободной любви". В ней всего четверо действующих лиц (не считая Дома). Мне кажется, автору удались характеры главных персонажей, и если б подобрать хороших актёров, посмотреть эту пьесу на сцене было бы очень интересно. Пара людей, у которых прошлые взаимные страсть и чувства, судя по всему, не остыли. А отношения между мужчиной и женщиной - это вечная тема, интерес к которой не пропадает, и, вероятно, не пропадёт никогда...
Экскурсы в историю с мистическими деталями тоже интересны;
«Дублёры», которые помогают развивать тему смерти, одну из популярных в сюрреализме. И наконец: Дом, который вмешивается в жизнь своих хозяев - тоже сюрреалистичный образ, несомненно. Мне, правда, хотелось бы тему Дома усилить. Она как-то незаметно прошла. Выпячивать, конечно, ни к чему, но акцентировать не мешает.
Гибель главных героев, которых мы уже успели полюбить - это неожиданно, но воля автора - так провести тему смерти.

И наконец, последняя из прочитанных мной пьес - "Дистанция". Это своеобразный монолог женщины, рассказ о превратностях её судьбы. Здесь больше действующих лиц, действие развивается так, как проходит во времени жизнь главной героини, её воспоминания.
Некоторые из сюрреалистов считают, что в этом стиле не должны присутствовать воспоминания, память: жить надо сегодня и только. Забудьте, что было вчера, и не думайте о ЗАВТРА.
Не все согласны с такой позицией.
«Кровяной фонтан», произведение 1927 года Арто, только по счастливой случайности избежало ярлыка «пьеса для чтения».
"Несмотря на краткость произведения и на образы, практически не поддающиеся осознанию, в нем отражались сюрреалистический мир фантазий и его зацикленность на памяти. Как писал Бретон, когда твоя рука, ведомая сюрреализмом, окажется в мире смерти, «сюрреализм обтянет ее перчаткой, запрятав в ней полное глубочайшего смысла «П», с которого начинается слово «Память». Память героини пьесы "Дистанция" - это то, что угнетает её! Но куда же деться от воспоминаний! Вот сквозь призму памяти автор и организует действие пьесы. Некая экзотичность, связанная с национальностью героини, только подогревает интерес к действию.

Тексты всех четырёх пьес сопровождаются такими подробными авторскими ремарками, что хочется, чтоб драматург и режиссёр объединились в одном лице.
Не разочаровал меня в очередной раз Виктор Танюкевич. Я думаю, это понятно из содержания моего отзыва.
Я не театральный критик, я филолог, познакомившийся с текстами пьес. Но если б они были поставлены на сцене, я с удовольствием написала бы отзыв и о спектаклях. Автору хочу пожелать работать в этом направлении и достичь дальнейших успехов!

Цитируемая литература:
Любовь Егоренкова "Мои разноцветные дни" (Газета "Минский курьер" №95, 28.08, 2018)
"Сюрреализм в литературе" (Общеобразовательный журнал "Сезоны года" 2018)
Иван Мин "Спектакль отменяется: перформанс и бюро сюрреалистических исследований" (Theory&Practice 13.01, 2014)


Наталья Волкова, русский филолог.
--------------------------------------------------