на "ГАЛЕРЕЯ"

Виктор Танюкевич

Сиеста

Нигде ни единой птицы,
Нигде не качнется лист,
И только дрожат зарницы
И запад багров и мглист… (*)


Трудность в том, что бы начать… И не потому, что не хочется параллелей с «жарой египетской», что бушует (на момент написания) за балконом. И сравнения с «прокисшим тестом» мысли, пытающейся принять наиболее соответствующую субстанцию этой поры – омлет. И уж меньше всего – цитирования благословенного процесса всего пиренейского, карибского и центрально-американского регионов – семантического переваривания пищи и мысли – сиесты. Так, с чего?
С начертания смысла еще не совсем расплавившейся мысли, впавшей в гордыню спора с какими-то смешанными чертами собственного отражения, устремленного к обратному.…





Тортилья под открытым небом






Движение тени







Марево







Сиеста







Точка кипения



Еще несколько слов о местах, где предметности (докучливые декорумы полудня) – всего лишь ширмы теней, за которыми любые апостолы объективной обыденности превращаются в формы скользящих тел, сбрасывающих даже те смешанные черты воображения, под которыми «горации» искупительно приоткрывали «что от взора должно быть сокрыто».
Вот он, курящийся (синдром воплощенного присутствия гелия) фимиам вкушения «последнего куска на тарелке…» (**)
Вот теперь – сладострастие в восклицании:

Не я, и не он, и не ты,
И то же, что я, и не то же … (***)






Колыбельная тени





Явление капли



Вообще-то, я не о картинах, которые всего лишь склонения того самого смысла, застывающего в начертательных проницаниях. Все дело в колеблющемся мареве полупрозрачных намеков - неуловимых, но осязаемых средоточий клеточных воспоминаний часов, свисающих с ветки…

Умрет садовник, что сажает семя,
И не увидит первого плода.
О, времени обманчивое бремя!
Недвижен воздух, замерла вода,
Роса, как слезы, связана с утратой,
Напоминает мумию кокон,
Под взглядом оживает камень статуй,
И ящерицы непостижен сон.
Фитиль уснет, когда иссякнет масло,
Ветра сотрут ступни горячей след.
Но нежная звезда давно погасла,
И виден мне ее горячий свет. (****)


---------примечания-----------

(*) Теофил Готье «Пейзаж»
(**) От сербохорватского «стидак» (стыд) - «последний кусок на тарелке,который каждый стесняется брать»
(***) Иннокентий Анненский «Двойник»
(****) Илья Эренбург


2021 г.
------------------------------------------