Виктор Танюкевич




























(сюрреалистический этюд)



Действующие лица: Рыба, Сергей, Юлия, Игорь, мальчик, космонавт.


(большое помещение, разделенное на несколько планов перегородками типа японских раздвижных полу-прозрачных стен. В центре помещения находится возвышение с расположенной на нем большой ванной (или маленьким бассейном). Возвышение обрамлено с 4-х сторон 4-мя опорами с занавесом (что-то вроде балдахина). Перед ним – скамья, перед ней (на полу) – «коврик». Cлышны какие-то далекие «канализационные» шумы, по мере приближения звучание становится более «технически-таинственным». Из глубины помещений выходит Сергей в восточном халате и в феске на голове. Он подходит к натянутой на переднем плане от стены к стене веревке и начинает развешивать на ней какие-то листки. Из ванны осторожно показывается Рыба, бесшумно вылазит, за спиной Сергея начинает читать написанное на развешенных листках, следуя за ним. Сергей, закончив развешивание, поворачивается, видит перед собой Рыбу. Испуган.)
Рыба: Эй, здорово!
Сергей: Здорово.
Рыба: Что у вас тут?
Сергей: Творческий философско-дискуссионный центр.
Рыба: Могу ли я поговорить с Сергеем Борисовичем?
Сергей: Сергей Борисович - это я, руководитель этого центра, его ведущий.
Рыба: Вы - профессиональный философ?
Сергей: Я считаю себя профессиональным философом, хотя я на самом гораздо больше, чем философ. Моя философия религии выходит за рамки божественного миропонимания, потому что я превзошел все религии и все философии.
Рыба: Вы всё познали и постигли, не окончив философского института?
Сергей: Такого заведения, которое выдает диплом о философском образовании, я не кончал. В них говорят о путях, а я иду по пути. При этом я создал учение, которое, в принципе, не имеет однозначного названия. Его можно просто назвать словом «время» или более сложно «творческий философско-дискуссионный центр». Мы преподаем «стиль пьяного». Истину характеризую тремя словами: бог, жизнь, время. Последнее – одновременно самое сложное и самое доступное. Данное учение превосходит все известные. Я все познал и теперь сам являюсь философским институтом.
Рыба: В Вашей афише написано, что Вы познали все тайны количественно и качественно и можете это доказать. А ведь христианство утверждает, что Истину познать невозможно.
Сергей: Нет! По-моему так: Истина постижима и не постижима одновременно или разнообразие конечно, а однообразие бесконечно.
Рыба: В чем смысл жизни?
Сергей: Прыгать за кошельком на веревочке. Громадную роль в жизни играют размышления о смерти. Вообще: вечность страшнее смерти, хотя принято всем желать жить вечно. Однако это подразумевает совсем другое - остановку времени при жизни. Тот, кто все успеет, не возвращается, а останавливает время.
Рыба: А что такое философия?
Сергей: Во-первых, еще необходимо ответить на вопрос: а что такое не - философия? Вначале, кажется, приходит озарение, а потом оказывается – обычная философия. Вообще-то, это вечная диалектика, те единство и борьба общепринятого и не общепринятого, и что у них, в конечном счете, побеждает – это вопрос философии. Зачастую это парадокс. Например: скажи «не скажу».
(Рыба достает из ванны яблоко, кладет на пол и, сев над ним, ему же рассказывает)
Рыба: Когда мой первый муж погиб в катастрофе, я вышла замуж за другого. Однако тогда вдруг вернулся первый муж, который, оказывается, выжил. Он сказал, что видел во сне, как мы с ним танцевали. Я спросила: «И что тебе присниться в следующий раз?». Он ответил, что плохие сны ему не приснятся. Назавтра я рассказала об этом случае второму мужу, а первый, узнав об этом, покончил с собой. Я вышла замуж за философа, но у него кончились лекции – и я с ним развелась. Затем мне попался красивый, но глупый мужчина. Потом – умный, но некрасивый. Я отказалась от обоих и, в конце концов, вышла замуж за глупого и некрасивого. Он кричал, что бы я сняла новую одежду и одела старую. Я ответила, что мне скоро умирать, так что необходимо одеть более новую одежду. Мы всю совместную жизнь пытались понять, любим друг друга или нет. Однако когда он умер, я подумала, что всё-таки любила его. И тогда я пошла искать другого. Ведь когда я умру, то уже вряд ли узнаю, что все-таки не любила его.
(подбирает яблоко и присматривается к нему: с какой стороны «откусить»…)
Скажи, тебе нужна женщина?
Сергей: Я думаю о женщине моей мечты. Она может и не быть хорошим философом, но должна вести монашескую жизнь. Святость, непорочность, аскетизм – все это мне больше всего нравится в женщинах…
Рыба: Ну, у меня есть отдельные недостатки.
(стала высматривать в яблоке червоточины и вдруг, «увидав» нечто кошмарное, в ужасе отшатнулась, бросила яблоко на пол, попятилась к ванне, спряталась в ней наполовину…)
Сергей: Погоди! Откуда ты взялась? С неба спрыгнула?
Рыба (из ванны, испуганно): На Земле начало ядерной войны, планета больше не пригодна для жизни. Вокруг Земли по орбите вращается забытая космическая станция с космонавтом на борту. От безысходности он начинает сходить с ума. Приходят воспоминания о прожитой жизни, в особенности о детстве. В один «прекрасный» день в жилой отсек космонавта является мальчик и спрашивает его: «Ты кто?» Я – командир станции – ответил космонавт - а ты откуда появился? Мальчик загадочно улыбнулся. Он достал из кармана яблоко...
(что-то соображает, успокаивается, вылазит из ванны, поднимает яблоко и «эротично» подает Сергею)
Сергей: Эта сцена что-то мне напоминает. Твое имя, случайно, не Ева?! А это яблоко с «древа познания добра и зла». И, как это там (цитирует): «В день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь».
Рыба: Боишься умереть? Лучше прыгать за кошельком на веревочке? И вообще: «Вечность страшнее смерти, я все познал» и т.д. – твои слова?
Сергей: В этом-то и парадокс: тот, кто все познал и успел – останавливает время. Но он не познал все, не познав смерть, познав которую, он познает, наконец, все! Но время у него закончится, а оно не должно заканчиваться, потому что он познал все! Да, конца не видно…
Рыба: Так же говорил, глядя на меня, мой второй муж - «голубой»
(стала «оплетать» Сергея, он стал вырываться)
Сергей: То, что он вообще стал твоим мужем – тоже загадка философии.
Рыба: Вот и займемся философией, говорила я своему третьему мужу-философу перед тем, как…...
(потащила Сергея в ванную, «загрузила» его, задернула занавеску. В ванне (и рядом) что-то происходит, все затихает, пауза…Сергей выходит, держа в руке яблоко, вторую руку вытирая об одежду. Рыба осталась в ванне (невидима). Cергей задергивает за собой занавес, чуть подвигает скамейку вперед, устало ложится на нее, вытягивается, руки с яблоком складывает на груди)
Сергей: Когда я сильно болел, то молился на святых. Потом я выздоровел, а святые умерли. Но со мной разговаривали их голоса. Однако, как только я попал в сумасшедший дом, голоса сразу смолкли, а ведь мне с ними было так хорошо. Кстати, еще там всех привязывали к койкам, и я просил, чтоб меня привязали, однако меня так и не привязали. Да еще в придачу, подхватил я духа, который говорил: «Ты что, с ума сошел – нет никаких духов!». Обиделся я на все это, перестал принимать таблетки и пищу, и врачам пришлось меня отпустить. Я шел, а солнце катилось и кричало: «Ой, как сложно! Ой, как тяжело!». «Если засмеюсь – покончу жизнь самоубийством» - решил я… и сразу же засмеялся этой мысли. Обычно я выжидаю момента, когда никому не мешаю, но тут один мой сосед подарил мне яблоко. Я испугался, что оно отравлено, но потом еще более испугался своих мыслей. Съел и умер! Вот дурак!... Я умер вечером. На том свете меня встретили родственники и сразу после ужина уложили спать, ведь завтра утром – на работу. Хорошо еще, когда можно в астральном теле спуститься вниз, посмотреть, подстелена ли соломка – и тогда прыгать… Я пришел домой уставший и плюхнулся на кровать, ожидая услышать что-либо сочувственное. Однако услышал: «Ну, чего разлегся, как бревно!». Я открыл глаза – надо мной стоял врач: « У Вас неврастения, мы Вас привяжем!». Ко мне подошел мой сосед и сказал: «Чувствуй себя, как дома»…
(поднимает вверх руку с яблоком…у яблока отваливается половина)
Кажется, я должен поверить в Бога.
(Рыба начинает стонать, извиваться (роды)….По-очереди выкатываются из-за занавеса два яблока, а вслед за ними Игорь и Юлия в мокрых сорочках. Лежа на полу, приходят в себя, осматривают яблоки и друг друга. Рыба затихла (умерла). Сергей подходит к ним)
Игорь: О, Серёжа! Да здравствует гениальный философ всех времён и народов!
Сергей: А вы откуда взялись!?
Юлия: Откуда!? Оттуда! (показала на Рыбу) , откуда и все.
(Игорь пытается у Юли стянуть сорочку)
Чего ты так странно себя ведёшь? Что с тобой, Игорь?
Игорь (обиженно и возмущённо): Я не странно себя веду, я просто радостный сегодня. Радостный из-за того, что мы давно не виделись и теперь, наконец, встретились. Я себя чувствую так, как будто не видел тебя сто лет.
Юлия: Скорее 9 месяцев.
(оба подходят к яблокам. Юлия пытается «примерить» яблоки на себе: куда-зачем. Игорь, выхватывает их и предлагает поиграть в «догони-забери». Юлия, «надев маску», принимает игру)
Игорь (танцуя): Я без тебя жить не могу, потому что люблю тебя. Ты мой Бог Индра, а я твой слуга собака Шарик: гав - гав. Я твой коврик – вытри об меня ноги… А давай, как в детстве, друг другу писки показывать.
(снимает с себя сорочку (в набедренной повязке) и расстилает ее перед Юлией, приглашая прилечь)
Юлия(танцуя): К счастью, мы уже не дети.
Игорь: У тебя что, критические дни?
Юлия: Нет, просто не в этом смысл жизни. Знаешь, «Гита» говорит, что один из миллионов ищет, а один из миллионов ищущих знает. Я пишу очень интересную работу по философии религии, где…
(Игорь «перебил» ее, обхватив, вернул оба яблока)
Игорь: Одна ученая курица на основании того, что ее каждый день кормили, сделала вывод, что так будет всегда – но на Рождество ей отрубили голову. Жизнь (вот тебе диалектика) проходит…А давай сексом займемся.
Юлия: Я бы занялась с тобой, мой милый, но боюсь, мы потом в аду окажемся за грех прелюбодеяния. Мне тебя, Игорек, жалко. Я, как только представлю, что ты будешь в огне гореть вечно, у меня сердце начинает болеть.
Игорь: Ну, это будет нескоро. А сегодня нужно жить настоящим.
Юлия: Ну, если настоящим, то в данный момент я голодна. Могу я поесть? В конце концов, у меня сегодня день рождения.
Сергей: По-моему, у нас сегодня к столу… рыба.
(Юля, вырвавшись из объятий Игоря, вернула ему яблоки и пошла к ванне за занавеску)
Сергей: Да! Она – девушка моей мечты. Это первая девушка, которая оказалась отличным философом. Так что она мне понравилась не только своей красотой. Однако, наверное, и у меня есть недостатки?
Игорь: И гений знает про свои недостатки. Я не вижу в окружающих недостатков, не являясь гением.
(подняв с пола сорочку, оборачивается в нее, как в тогу)
Сергей: Самым большим недостатком является то, что она слишком для меня святая и слишком набожная. Она рационалист, аскет и ведёт монашеский образ жизни.
Игорь: Ну, от этого недостатка мы её быстро избавим. Святость, непорочность и тяга к аскетизму – качества, которые мне больше всего не нравятся в женщинах. Она не одна, а работает на церковь. Неужели ты не понимаешь, что ты ей нужен для того, чтобы завербовать тебя в члены своей секты. Руководство сект для этой цели специально выбирает красивых и интересных девушек, и их использует для агитационной деятельности. Втянет она тебя в свою секту - и больше ты ей не будешь нужен.
Сергей: Да, эта девушка с подводными камнями. Но, за кого ты меня принимаешь? Я не такой глупец, каким ты меня считаешь.
Игорь: Спасибо, что объяснил…
Сергей: А давай читать что-нибудь будем?
Игорь: Да. Давай я буду первый. Можно я прочитаю своё стихотворение «Смерть»?
(в процессе декламации поднимает яблоки, постепенно приближаясь к занавесу)
Без смерти всё теряет смысл,
Вверх упадёт не павший вниз,
Кто умирал всегда на бис,
Не смерти – вечности страшишь.
Кому-то смерть, кому-то жизнь,
Кому-то вверх, кому-то вниз,
Но не иди на компромисс,
Тогда и смерть будет - как приз.
(только собирается нырнуть за занавес…)
Сергей: Но это же моё стихотворение.
Игорь: Ой, прости. Это я твоё стихотворение со своим перепутал. Оно тоже называется «Смерть» и звучит так:
Нет страшнее смерти ничего
На огромной матушке-Земле.
Превращает мозг она в труху,
Превращает кровь она в желе…
(из-за занавеса выглянула Юлия, сзади Игоря, взяв его руки в свои и, подражая «церковной» манере, вместе запели):
Сердце моё.
Сердце моё
К тебе лишь ищет путь.
Будь милостив к нему.
Вверься Христу
Скорей и мир забудь…
(Юлия, выхватив из рук Игоря яблоки, скрылась за занавесом. Игорь растерян)
Сергей: И что ты теперь поёшь? Только не говори, что ты эту песню перепутал с моей песней «Сердце моё».
Игорь: Ой, прости – я её перепутал с твоей песней и захотел спеть без мелодии. Я думал, ты не найдёшь сил её сыграть. Я знал, что хочу спеть песню, которая называется «Сердце моё» и пропел первые строки, но тут же спохватился, что не то пою.
Сергей: Да, я вижу, что сегодня из тебя выступающего не получится…
(выходит Юлия, на подносе несет голову Рыбы «в яблоках», поставила поднос на скамейку, уселась на полу за ней, Игорь и Сергей по обе стороны от Юлии. В процессе монолога Юлия по очереди вручает по яблоку Игорю и Сергею. Атмосфера «тайной вечери»)
Юлия: Я на работе продаю цветы. Мой друг покупает их у меня и дарит мне же. А я опять их продаю. Таким образом мы счастливы. После работы я иду в церковь. Все люди после работы в воскресенье случайно одновременно пошли в единственную христианскую церковь в городе. После этого возвращались домой на метро. Давка была ужасной, но никто не обижался - ведь все в поезде христиане. С криком: «Да здравствует свобода!»- какой-то сумасшедший бросился под поезд. Просто он увидел «свет в конце тоннеля». Кода услыхал звук – то было уже поздно. Я думала об этом, садясь в лифт: Все материально, Бога нет – думала я. А если Бог за эти мысли меня покарает и лифт упадёт? Лифт действительно должен был упасть. Но Бог сделал чудо, лифт не упал, чтобы укрепить меня в своей вере в материализм. Так я и не узнала, что Бог есть, а зря. Когда я вышла, лифт тут же загремел в яму. Вот так, Бог милует, но это не значит, что в него не надо верить. Ключи от квартиры оказались на месте и это накапливало энтропию. Когда я включила телевизор, то попала на интересную передачу. Видимо бог хочет наслаждаться через меня, это неотвратимо – никакой свободы выбора. И еще Бог испытывал меня: возьму ли я священную книгу грязными руками. Я взяла – и выдержала испытание. Когда я думала о Нем, то и Он думал обо мне. Поэтому мы никогда не разговаривали. Мне сейчас ужасно одиноко. Дай я поцелую тебя, Игорь…
(целует Сергея)
Игорь: Ты что, совсем спятила – здесь я!
Юлия: Ой, извини - я перепутала, я хотела тебя обнять и поцеловать. В комнате темно, потому я тебя не разглядела. И вдобавок у меня плохая зрительная память.
Игорь: В голове твоей темно. Знаешь что, дорогая моя, если ты так будешь путать, то когда-нибудь дверь с окном перепутаешь.
Сергей: Я же говорил тебе, что она – девчонка с подводными камнями.
(Игорь со своим яблоком собрался уходить)
Юлия (потянувшись к нему): Милый – ты куда?
Игорь: Незаменимых людей нет…
(вышел из помещения)
Сергей: А мне плохо.
Юлия: Бедный. Может быть, тебе лучше прилечь.
Сергей: Да, я думаю, так будет лучше.
(лёг на пол, рядом и параллельно со скамьей, начал есть яблоко…)
Мне жарко. Не хватает воздуха.
Юлия: Всем нам жарко, потому что на улице сейчас ужасно жарко.
(взяла салфетку и вытерла лоб Сергея. Всё равно было видно, что ему очень тяжело дышать)
Я сейчас сделаю веер, буду над твоим лицом махать.
(подошла к висящим на веревке листкам, сняла один и стала складывать из него веер. Сергей выхватил его)
Сергей: Лучше сделай веер из страниц стихов Игоря, всё равно когда-нибудь все уйдёт в макулатуру.
Юлия: Прекрати сейчас же, Игорь прекрасный писатель, лучше его никто не пишет.
(Сергей медленно поднимается с пола, ласково разглаживая лист. В процессе монолога ходит по сцене, c тревогой поглядывая то на голову Рыбы, то на занавес)
Сергей: А ты думаешь, как я пишу? Выключаю свет, ложусь, жду. Потом вскакиваю, быстро записываю и опять ложусь - и так далее до бесконечности. Гениальный писатель очень спешил домой записать внезапно нахлынувший сюжет «И тут его сбила машина» – именно с таким сюжетом гениальный писатель очень спешил домой. И тут его действительно сбила машина. Я сочинил самый лучший свой рассказ. Взял с собой на работу, что б остаться и распечатать его после работы. Но меня вызвали к начальнику, и он стал поучать меня, что всегда необходимо говорить в лицо людям то, что ты о них думаешь. «Сказал бы я тебе»- подумал я. Начальник испытывал огромное удовлетворение, когда говорил, а я думал, какой дурак, однако делал вид, что мне очень нравится. Мы зашли в лифт, и я решил атаковать первым: «Куда хочу, туда и еду». Я вышел на крышу, однако и начальник вышел за мной…Робот продолжал разговаривать со мной, даже когда я его выключил и… когда он летел с десятого этажа, то кричал, что забыл побриться. Я пошел сдавать в набор свою первую книгу и мне не было дела до начала ядерной войны. Я лишь боялся, что ее не напечатают. Однако к тому времени, когда она вышла, я уже понял, что есть вещи во Вселенной поважнее даже смерти. Я это понял, когда меня толкнул здоровяк. Я подумал, что я интеллигент, и не стал драться. Однако потом решил, что это была трусость. И когда меня в следующий раз толкнули, я не глядя сразу ударил толкнувшего… Оказалось, я ударил маленькую девочку.
(рвет лист, бросает на пол, походит к скамье, берет голову Рыбы - «гамлетовский» жест с черепом)
Сегодня нужно жить настоящим.
(надевает голову Рыбы на себя, начинает «двигаться»…)
Мальчик достал из кармана яблоко, откусил и положил на пульт. Потом вышел. Космонавт сначала решил, что это очередное видение. Однако на пульте лежало откусанное яблоко. Космонавт бросился в коридор, но мальчика уже не было. Коридор вел в деревенский сад. Космонавт долго искал мальчика в этом саду, однако так и не нашел. Потом он посмотрел на себя в зеркало и увидал, что он и есть тот мальчик из своего прошлого. Космонавт рассмеялся и стал есть яблоко…
(уходит со сцены. Юлия в оцепенении. Входит Игорь, подходит к Юлии, но она его «не замечает»)
Игорь: Я придумал новый рассказ «Бесконечность». Рыба пришла к Будде и говорила с Ним бесконечно. А Будда просто молчал. Потом не выдержал и сказал: Ты – Будда, только заканчивай свои лекции поскорее…
(стал нарастать тот самый «технически-таинственный» гул. Из ванны (из-за занавеса) на сцену стало выкатываться огромное количество яблок, которые покрыли всю сцену. Юлия и Игорь со страхом вскочили на скамью. Выкатывание закончилось. Игорь, стоя на скамье, как пророк, изрек:)
И все с этим согласились.
(свет гаснет, загорается освещение где-то в глубине комнат. От ванны падает большая тень. Слева от ванны, из комнат, появляется мальчик, который подходит к рассыпанным на полу яблокам. Он оглядывается, быстро поднимает одно яблоко, прячет в карман и уходит обратно. Через полу-прозрачные стены видать, как помещение в глубине трансформируется в командную рубку космической станции. Виден силуэт двигающегося мужчины. Слышен его голос: он вызывает Землю. Вызовы повторяются. Свет гаснет. Вызовы повторяются. Тишина)
Конец

2013г.

--------------------------------------------------